Карлсон идет в жопу

Если бы я работала на другой улице, то просто бы не заметила. Но волей судьбы я наблюдаю в окна здание начала прошлого века по улице Интернациональная. Сегодня с его крыши отдирают красивую красную черепицу и кладут жестянку листами. Меня это выводит из себя. Да, мы замечаем плохой асфальт, если он под ногами. У меня перед глазами молодые бодрые гопники без боязни высоты. Их родители наверняка вставляли себе железные зубы вместо родных испорченных. А вот теперь они убирают красивую черепицу с дома, который построили до революции, позволившей им же и появиться на свет, и кладут на крышу какую-то херь.

Мужички работают топлес в камуфляжных штанах. Они не первый раз на этой крыше. Ровно два года назад бригада меняла историческую черепицу на точно такую же. Нарыли же где-то архитекторы, чтобы парни заложили дыры. Заметив, что я фотографирую их из окна, рабочие стали показывать в камеру жопы. Перепугавшись, что один из идиотов свалится, я убрала фотоаппарат. Видно, тот ремонт не помог. Может быть, старая крыша протекала. Поэтому сегодня они отдирают все. Под черепицей остаются доски - сырая старина. Я смотрю на рабочих как на варваров, которые на моих глазах насилуют старичка Карлсона.

Массовая культура убеждает нас ничего не брать в голову. Завтра будет новый день, новый бойфренд, новая работа - если ты годами живешь этой мантрой, почему тебя должна парить черепица, пережившая твоего дедушку? Мир не терпит пустых стенаний. Но. Центр города, историческое здание. Теперь будет укрыто железками, подобранными в цвет пожарной машины. На соседних домах они серые. То есть городской совет все-таки старался для пущего дизайну.

Но вернемся к черепице. "Явно какой-то чиновник решил себе на дачу в забрать, знаете, какая она дорогая? Самая экологичная", - говорят в офисе. В потреблении не может быть ностальгии. Все происходящее имеет смысл тогда, когда есть возможность кого-то наказать: за взятку или кражу. Я одного не понимаю. Наберите слова "черепица Минск" в поисковике: выпадет масса вариантов поставки голландской черепицы, металлочерепицы - любые модификации, которые не выглядят как говно. Почему на дачу можно, а вот эти старинные здания нельзя укрыть приличным дорогим материалом? Зачем этот чертов свинец, который лежит пластами как груз 200 на крышах мансард?

Белорусское общество потребления кособокое и дурацкое. Черепица - анахронизм. Кто по ней будет рыдать? Ретрограды и эстеты пусть спасают котят и заблудших баб. Зато конторе, которая сидит на нечетной стороне улицы Интернациональной, крыша больше протекать не будет! Любой капитальный ремонт в Минске - это боль, тупость и слезы жадности. Интересно, заметит ли вандализм кто-нибудь кроме нас, полусотни человек, которая обитает в доме напротив?

Image

На добрую память о зоопарке

Мы ходили в зоопарк. Не столько зверей посмотреть, сколько себя показать. С нами была самая красивая блондинка этого города Ксюша Голуб, но ягуар почему-то спал! Настоящий живой ягуар. Если раньше в Чижовке жил один волк и два ощипанных страуса, то теперь в минском зоопарке четыре сотни видов фауны, включая диких кошек. Нас, минчан, можно поздравить. Ведь, как ни крути, зоопарк полезен для города. Ребятишки, которые до этого рассматривали львов лишь на картинках в букваре, могут увидеть их здесь в полный рост. Убедиться на собственном опыте, что дикие животные тоже жрут, какают, кусаются и воняют.

Но скажите, где еще дитя каменных джунглей покормит верблюда с руки, если не в Чижовке? Здесь даже фламинго в миниатюрном прудике складывают шеи сердечком, и, как марионетки, держатся на одной тонкой красной ноге. Ребенок в толпе перед фламинго истерично пытался выяснить: "Мам, кто это, мам, ну мам, кто это?" Утомленная солнцем мать раздраженно прогавкала: "Цапля!"

Чуть поодаль в вольере за стеклом тусовались сурикаты. Они сбились в кучу, и самый главный смотрел людям прямо в глаза, не отрываясь. Как будто обдумывал диссертацию на тему того, чем же мы друг от друга отличаемся. Ясно, что люди бывают крошечные и лохматые, они дергаются и кричат, как макаки, но до перил вольера допрыгнуть не могут. Бывают особи побольше, часто в цветочек и с разноцветной шерстью на темени, правда, морда лысая. Наконец, есть и самые большие, у них шерсть с головы уже выпала, а в глазах легко заметить желание вернуться к себе назад в клетку на автобусе и выпить пива.

В зоопарках много бывших циркачей. Медведей, разбитых ревматизмом, и тигров с поломанной психикой. Защитники зверей считают, что зоопарки - это жестоко. Но ведь животные в клетке не участвует в соревновании "выживает сильнейший", их не ждет гибель в молодые годы, их шкура не пойдет на сапоги. Они состарятся и умрут здесь же, и на последний ужин будет роскошный 8-килограммовый кусок мяса.

Когда мы были в Ялтинском зоопарке, я видела, как трахаются львы. Это сопровождалось диким рычанием, как будто Никита Джигурда попал в капкан. Зрители снимали действие на айфоны. В Минске львам не до глупостей. В вольере по соседству за тонкой стенкой живут дикие свиньи: две желтые львицы нервно ходили из угла в угол - никогда не поверю, что хищники не чуют добычу нюхом! Между тем, горный козел забрался на самый верх своей искусственной горы, и его рога мило смотрелись на фоне чижовских многоэтажек.

"А ты знаешь, что петухи мягкие?" - спросила меня Катерина, задумчиво рассматривая вольер. На картинках они гладкие, вроде деревянных свистулек, а на ощупь - как перьевая подушка. "Где это ты гладила петуха?" - удивилась я. "У Алены на Дне рождения, мы ходили в ресторан, там были куры и поросята в загоне", - ответила она. Москва удивляет нас живым петухом в ресторане. Минский зоопарк поражает тем, что канадского волка купили на рынке в Ждановичах под видом щенка.  

Сукин сын Стивен

Вчера прочла на ночь рассказ Стивена Кинга "Рок-н-ролл никогда не умрет" и на полном серьезе боялась мертвой Дженис Джоплин. Той, что работает официанткой в ресторане "Рок и буги". С копной рыжих волос и хриплым надтреснутым голосом, как в песне "Peace of My Heart". С простеньким лицом, "которое состарилось и стало грубым и потрепанным намного быстрее, чем следовало". Вот эта Дженис предлагает вам вишневый пирог в придорожном баре, чтобы задержать вас до вечера. Потому что вечером - концерт.

Как вы думаете, печально известный "клуб 27" в полном составе сейчас в аду или в раю? Осмелятся ли черти жарить и мучить Джими Хендрикса за пристрастие к наркоте, как они мучают Гитлера или маньяка Чикатилло? Разве же это справедливость... С другой стороны, никакая Эми не выдержит вечность в компании ангелов. А Dear Boy барабанщик Кит Мун? Он расколотит им на небесах все арфы! Гений Стивена Кинга в том, что он описал в красках место, куда попадают великие музыканты, умершие от пьянства и передоза. Это не рай и не ад. Это провинциальный городок в Орегоне. Здесь находится сцена, есть техники, которые ставят звук. Нет лишь зрителей. Четыре полностью собранные барабанные установки, больше дюжины гитар, "стальная роща микрофонов". Мертвые рок-н-ролльщики губят случайных путников, чтобы собрать себе полный зал. А их слушает жалкая горстка измученных зомби, которые хотят вырваться и удрать навсегда из этого чертового места. Фредди Меркьюри на том свете слушают четыре калеки - вот где реальный ад!

Ближе к ночи Дженис Джоплин стащила у меня крем для рук, чтобы я зашла в кладовку, темную, как задница у сатаны. Перед глазами стояли слизняки, которые вываливались у нее изо рта в рассказе. Я зажгла свет в кладовке, но Дженис спряталась за гладильную доску и толкнула на меня швабру. Адреналин ударил мне в кровь. Я успела схватиться за фиолетовую ручку, чтобы та не разбила мне лоб. Крем преспокойно лежал на нижней полочке - вот как это объяснить, если не проделками Джоплин? Слушать музыку после прочтения рассказа невозможно. Ни Элвиса, ни Фредди, ни Хендрикса - сразу мерещится мертвечина. В рассказе Кинга даже Элвис нарисован маньяком, кисти его рук "болтались, как мертвые пауки". У Бадди Холли текла из глаза кровавая слеза, как Гоголевской Панночки из "Вия". Хорошо, что хоть Леннона пожалели: не прыгал Джон  с пустыми глазницами на капот проезжающих авто, и то хлеб. Но если кто хочет пощекотать нервы, могу посоветовать ссыль: http://www.lib.ru/KING/r_roknroll.txt 

God Save Fitzgerald

Вот моя колонка в On Air, в которой чувствуется, что Саша начиталась Фицджеральда. Фрэнсис Скотт стал модным писателем еще весной, в чем конечно заслуга актера Ди Каприо и певицы Дэль Рэй. Фильм "Великий Гэтсби" - это преступление перед человечеством, потому что лично меня как схватило за горло железной тоской в первые полчаса, так и не отпускало до самого конца. А читать нужно "Ночь нежна" - там весь Фицджеральд.

On_45_small_

Летняя смена

Родитель взрослеет, когда младенец впервые едет в летний лагерь. Гимназия и шахматный турнир - это фигня. Понимание того, что твоя новая личность, которая развешивает на двери собственной комнаты объявления "Кто не рада не входить!" будет две недели самостоятельно мыть голову и сушить плавки - вот где настоящий саспенс. Я паковала ей шампунь и рыдала. Про зубы старалась не думать: в лагерях паста нужна для того, чтобы было с чем ночью красться в чужие комнаты. Катерина уезжала в Украину, в лагерь, омываемый Черным морем. Я терзалась вопросом, будет ли в отряде стиральная машина, и вводила в ее сознание запрет на верхний ярус кровати. Позже узнала, сколько стоит путевка и успокоилась. Тут и шведский стол, и вэб-камеры в каждом углу, и приглашенные артисты в блестках, и каждый день праздник, миллион шариков в небо. Девиз лагеря, правда, подкачал: вставай, когда хочешь и делай, что хочешь. По мне бы лучше в казармы, чтобы научили детей заплетать косу, пока горит спичка, но у лагеря свое понимание, как понравиться родителям.

Я ездила в пионерский лагерь в 11 лет. С костром, волейболом, песней "Дым с сигарет с ментолом" на дискотеке и общим тюбиком бордовой помады на весь отряд. Правда, меня звали Олей. В постсовке путевки выдавали работникам заводов и министерств, в моей семье никто в знаковых местах не работал. Пришлось притвориться двоюродной сестрой на два года старше, ее мама трудилась на заводе "Интеграл". Первую смену я молчала. Набрала книг про Тарзана в библиотеке и читала весь тихий час, девочки орали в ухо: "Оля!" Саша не чесалась, мол, пусть Оля и отзывается. Все решили, у меня неполадки с внутренним ухом и мозгами, что я беседую с Тарзаном и ничего не слышу. До сих пор помню мальчика из автобуса, который тащил то ли мой, то ли Олин чемодан. Люди из лагеря еще долго звонили мне домой, но с девичьей памятью сложно играть в раздвоение личности, а потому я отвечала: "Оли здесь нет, вы ошибшись номером".

Кто бы мог тогда представить, как я через годы буду обрывать Катерине украинский номер! Абонэнт був нэдоступний. Я грешным делом решила, что ассортимент вольных радостей в лагере полностью перебивает тоску по дому. К вечеру вызов пошел. Я говорю: "Кот, что делаешь?" Она: "Календарик, - и голос начинает дрожать, - чтобы даты отмечать, когда я к тебе приеду". То есть в тюрьме человек, мама, посыпай голову пеплом. Выяснилось, они ходят купаться в море по свистку, а когда вылезают из волн, их по головам пересчитывают. Вернулась Катерина другой. Намазала очи толстым слоем перламутровых блесток, заколола волосы цветком и сказала: "Едем в Корону за куклой". Она натащила в семью столько дряни музыкального массмаркета: и ужасающий танец корейца PSY, когда задница подпрыгивает под опаганамстайл, а кулаки скрещены, и все возможные хиты русских поп певцов с дикцией даунов и фальшивыми голосами кошек.

Когда я засунула ее в душ по приезде, деточка залила весь пол. Выползла, взяла тряпочку и САМА вытерла мыльную лужу. Призналась, что однажды поскользнулась в столовой на супе и разлила компот - так и научилась мыть полы. Было видно, что человек выживал. Всю смену в нем шла борьба за существование. Я не понимаю, что делать мне сейчас: нацепить ей ключи на шею и выпустить в дверь изучать мир дальше или посадить в цветочный горшок и превращать обратно в домашнюю Дюймовочку? Чего хочет она - не знаю. Так соскучилась, что теперь ждет, как поступлю я.

кот
Вот Катерина с книгой про Гулливера. Я обещала показать снимок ее учительнице - чтобы знала, как девочка провела лето.

Как я стала дурой

Узнала, что обо мне говорят женщины. Вышло неожиданное: мол, дура. Первым делом обрадовалась. А потом стала анализировать свою жизнь. Вспомнила, сколько раз пыталась сойти за свою, угодив в клубок змей. Как метала бисер перед свиньями, играла в суку и включала барыню. Я так долго мечтала всем нравится, что могу исписать пару томов воспоминаниями о том, как у меня ничего не вышло. Я тысячу раз нарекала сама себя идиоткой, кокетничая, и не могла предположить, что кто-то внутренне соглашается.

Помню, как лет пять назад становилась умной целенаправленно. Остриглась под мальчишку и купила платье футляр. Идиоткой я стала незаметно. Переобулась в кеды, загрузила рок-н-ролла в айфон и напялила майку алкоголичку в полной уверенности, что люди вокруг в курсе: если тебе сносит крышу - это театр. По умницам как правило лупят из пушки, но ты всегда можешь увильнуть от неприятностей как уж в камнях, отмахнувшись фразой: "Да я дура! Пристрелите, чтоб не мучилась".

Может и правда процесс превращения в дуру происходит у парикмахера, и краска затрагивает мозг? Пока тебе намазывают корни, ты тупеешь. Потому что целый час читаешь журнал Elle. Голову щиплет што шиндец, и затылком чувствуешь, что парикмахерша не очень ценит твои интеллектуальные способности – пускаешь деньги на ветер. Она сплевывает свой яд на берег безмолвия, а ты смотришь на ее мучения и думаешь: а за окном солнце светит!

Можно перестать быть радостной дурой раз и навсегда. Есть один способ. Ты замираешь в толпе, анализируя вот эту махину чужих мыслей, и приходишь к логичному выводу, что у каждого есть своя причина тебя ненавидеть. Ты становишься злой дурой. Начинаешь мстить. От Русалочки до Ведьмы один шаг - если бы метаморфоза не повторялась в живой природе, стали бы мы 150 лет читать Андерсена?

В детстве я носила очки, чтобы зрение не упало. Выглядела очень интеллектуально, особенно в начальной школе. Позже выяснилось, что стекла не помогут, потому что у меня внутреннее косоглазие: один глаз близорукий, второй дальнозоркий. Вот кому в такой ситуации доказывать ум, если от меня окулисты отказались? Я прекрасно знаю, где продается краска для волос "искусственный интеллект". Но жизнь слишком коротка, чтобы тратить ее на подобную скуку.

Любовь дана человеку, чтобы ничего не делать

Сначала, конечно, никакой любви нет. У тебя все расписано по дням, и каждая минута на счету. Душ, рубашка, джинсы, духи - ты даже часы каждое утро надеваешь на запястье. Когда нас не любят, мы строим башню из слоновой кости. В ней гуляет ветер и нельзя жить. Зато мы счастливы определенностью, и ничего не предвещает. Знаем наверняка: когда домик Наф-Нафа затрещит по швам, мы до последнего будем держать оборону. Но насколько нас хватит?

Я знаю этот момент прихода любви. Это когда наутро все пропало. Сидишь как пенек и улыбаешься - вот он какой, северный олень. И тебе уже ничего не нужно: ни часы на руке, ни твои важные дела, ничего. Ты готов улечься под дерево и слушать звук собственного дыхания. С любовью работа идет прахом. Ты физически чувствуешь, как страсть отрезает кусок от тебя, от твоей вчерашней гармонии с мирозданием. Вчера еще было живо знание: Боженька тебя любит. А сегодня все поменялось - этот Боженька подкинул тебе такого же как ты смертного. Мозг требует логичного объяснения, чтобы вот это все, что случилось в твоей жизни нового, не отрицало старого. Но страсть засоряет частоты, которые обеспечивали бесперебойный прием откровений. Утоленная, она вызывает ответную жалость к себе. Шепчет: радость моя, некуда мчаться. Подумай и ответь: в чем разница между жизнью и существованием? Ты смотришь на ворох дел, и кусаешь бессильно кулак. Чтобы жить и думать по-прежнему, нужно приложить адское усилие. А ты даже эспрессо не можешь размешать так, чтобы блюдце осталось чистым.

Я никак не пойму, что круче: десять детей и любовь до гроба или одна малюсенькая Пулитцеровская премия? Выбирать страшно, это как решение вырезать опухоль. Или любовь вырезаем, или Пулитцеровку - каждый решает сам. Насколько сильно нам нужен наркотик под названием страсть, если даже имя дилера нельзя произносить всуе? Короче, "секс и любовь - две вещи, которые когда-нибудь сведут нас с ума", - говорил когда-то Боб Дилан.

Слишком быстр, чтобы жить

Концентрированное кино о любви - это такое сладкое дерьмо, от которого слипаются мозги. Но только не "Сид и Нэнси". Трагедию Ромео на героине, который прирезал Джульетту, может смотреть самый упертый сухарь без риска прослыть сентиментальным. Лично меня этот фильм держал двое суток, как болезнь. Просмотр совпал с бронхитом. Вечером пространство вокруг пульсировало от жара, и кино про надломанные души заходило в самые недра. В середине фильма пришлось спуститься вниз, так как под балконом стоял Ваня Муравьев и кричал: "Саша, выходи пить хреновуху". Мы шли по Маркса, и мне казалось, что у меня не температура, а ломка, я теперь живу в фильме про Sex Pistols, а Муравьев со своим панковским мелированием на башке сейчас расколотит витрину бутика Penny Black. Он рассказывал удивительные истории о том, как на днях вечером заснул у себя прямо в Кальянной и смутил уборщицу. Я так: "Ваня, ты чего? Утром люди же приходят!" А он: "Да мне пофиг". Захотелось надеть майку с надписью "Anarchy in the UK". Дома меня ждала вторая часть "Сид и Нэнси".

Никто не снимает кино про способных мальчиков с гитарами, которые приходят на репетицию к 6 утра каждый день. Зато Сид Вишес, который толком не умел ни играть, ни писать песен, только дрался бутылками и упарывался в хлам, легко превращается в героя. Ему даже бас-гитару отрубали от усилителя на концертах, чтобы он звук не портил! Ну вот как так можно стать иконой панк-рока, даже не умея играть? Петь он тоже не пел: посмотрите его парижскую версию My Way, это же трэшак! Может, причина в том, что остальные музыканты Sex Pistols выглядели как рыжие черти из-под сохи, а он был высоким как микрофонная стойка и даже смазливым, если не брать в расчет язвы на щеках от героина и пустой взгляд? В фильме "Сид и Нэнси" Вишеса играет молодой Гэри Олдмен, а Нэнси - угловатая Хлоя Уэбб с перекошенным ртом, она выглядит старше партнера лет на 20. Реальная Нэнси в жизни отнюдь не была такой крокодилицей. Если ее отмыть и вылечить от гепатита, сошла бы за Бриджит Бардо. Но никто не сможет воткнуть Бриджит нож в пузо, понимаете? Куколку всегда жалко. А Нэнси никто не должен был жалеть. По словам вокалиста Sex Pistols, "это было существо, нацеленное на саморазрушение, которое хотело увлечь с собой в могилу столько людей, сколько было возможно".

Я знаю, почему они прославились. Торчок басист в косухе, целующий подругу в пергидроле и драных колготках сеточкой умиляют нас не меньше, чем 90-летние старцы, держащиеся за ручку. Ниже титр "Даже чудовище может любить". Романтизировать чувства Сида - как писать героические сказки о войне. Например, в фильме "Сид и Нэнси" Вишес режет себе бритвой грудь, и горстка групиз наблюдает за тем, как кумир выводит на себе кровавые буквы NANCY. В реальности он действительно глушил таким образом ломку, но царапал на груди не имя подружки, а Gimme a Fix - дайте мне дозу! Я злилась на режиссера: в момент, когда Сид и Нэнси устраивают обмен нежностью на фоне помойного бака, а сверху на них еще в замедленной сьемке нарочито валится дерьмо, и студийный вентилятор развевает мусорные пакеты, хочется переключиться на "Титаник". Нэнси похоронили в 78-м в зеленом выпускном платье, перекрасив волосы в натуральный цвет. Прах Вишеса развеяли у нее над могилой.

Но человек ведь живучая скотина, посмотрите на Кита Ричардса, который перестал нюхать кокаин только в 62! Так почему эти двое сгорели настолько быстро? Чувачкам было отпущено два года под лучами камер, на дольше их просто не хватило. Проблема Сида была в том, что ему нужны были все наркотики и все бухло мира сразу. Сид не был семи пядей во лбу. Вот это его детское интервью в Daily Mirror "Почему мне никто не верит, когда я говорю, что люблю маму?" свидетельствует о том, что мир потерял отнюдь не философа или поэта. Он потерял харизматичного торчка, искренне упорствующего в своем саморазрушении. "Too fast to live too young to die" было написано на стене магазина одежды менеджера группы Макларена и его жены Вивьен Вествуд. И почему нам теперь думать об этом? Когда я вылечила бронхит треками Sex Pistols, умер Горшок из группы "Король и Шут". На фото к некрологу он в был майке с надписью Sid Vicious.

Жизнь насекомых

По-моему, сейчас всех засыпает этими муравьями по самые уши. Самки, у которых после секса выросли крылья, лезут прохожим в рот и волосы, чтобы строить там новый муравейник. Когда живая природа вторгается в твою жизнь насильно, это не может не вызывать изумление. Вот город. Его главный проспект, уходящий прямиком в Москву, а по нему рассекают колонии беременных муравьих. Это безумие случается раз в год в июле, но на моей памяти подобный масштаб нашестия фауны - в первый раз. Помню, вороны над улицей Ленина летали, как у Хичкока в "Птицах", меня даже на мойку с утра пустили без очереди, и мужички, которым пришлось иметь дело с загаженной по антенну машиной, успокаивали: "Зато на деньги попрет". Бродячих собак в Минске помню, а влюбленных летающих муравьев - нет. Я сразу поняла, от чего им сносит баню. Жизнь удалась, крылья выросли, охота пуще неволи. Когда одна прыгнула мне в декольте вить гнездо, и пришлось ее оттуда выковыривать, вся улица была моя. Но я ничуть на нее не обиделась. Так как не езжу копать картошечку за город, мне даже не хватает вот этой животной силы земли. Раньше белорусы брали пример со шмелей или бобров. А сегодня муравьихи сделали всех по смелости решений. Я не фанат муравейников, но умом понимаю, что строить жилье лучше всего на проспекте Независимости, он не только у летающих муравьих в почете. Еще удастся залететь кому-нибудь в трусы или прическу - тоже теплое место. Короче, летом у многих женщин сносит крышу, даже тех, которые исторически спят с насекомыми.

Песни партизан

У меня в жизни случилось неожиданное событие. Я услышала вживую ретро группу "Песняры", ту ее часть, которую собрал Леонид Борткевич. И вот что имею сказать по этому поводу. У группы "Песняры" есть один реальный рок-н-ролл. Он затерт до дыр, конечно, но с нормальным звуком и полным набором живых гитар звучит как гром среди ясного неба. Я про "Касiу Ясь Канюшыну". Это же Чак Берри, черт возьми, как я об этом раньше не догадывалась! Когда ты слышишь песню вживую, тебя прямо распирает изнутри от осознания того, что сто лет назад в твоей стране были реально крутые пацаны. Сегодня они носят длинные волосы, иерусалимские кресты и поверх блестящие рубашки, микс рок-н-ролльного духа и эстрадной танцплощадки. С моей колокольни их репертуар очень занимателен. В текстах песен раскрывается белорусский подход мужчины к отношениям с женщиной. В вольной субъективной интерпретации суть текстов песен следующая: "Вот я стою, в глазах тоска, ты ушла, и капец, судьба такая, журавлиный клекот". То есть я не побегу за тобой на край земли, понимаешь? Буду стоять и ныть всю оставшуюся жизнь, но не пошевелю и пальцем, чтобы догнать, закатать в ковер и притащить назад в берлогу. Музыку "Песняров" очень круто слушать, если живешь восемь лет в Австралии. Если понимаешь, что в мире есть другая, то можно смахнуть слезу ностальгии и уйти просветленным. А иначе это боль. Именно поэтому концерты группы в основном происходят далеко от наших мест, а именно в Израиле и Канаде. Но у Максима Воронкова хватило отваги пригласить "Песняров" к себе на дачу. Это приятный патриотично кулинарный опен эйр назывался Купальский Фэст. Когда кончилось второе отделение, на поляне зажгли костер в три человеческих роста. Мне, несмотря на социофобию, здорово сбитую hand made вином купальским вечером, было хорошо. Наутро я купались в белорусской реке, где течение сбивает с ног, как будто она Миссисипи. За все выходные я не сделала ничего полезного, лишь задумчиво валялась на траве как кусок протоплазмы в мыслях о мироздании. Спасибо, Максим!