Category: знаменитости

Category was added automatically. Read all entries about "знаменитости".

Майкл Джексон Форева

У моей Катерины новая страсть. Зеленые девки Монстр Хай трансформировались в сумасшедшую любовь к Майклу Джексону. Это логично, в какой-то момент жизни Майкл тоже вполне напоминал зомби. Так как характер дочери упал недалеко от яблони, то она задалбывает Майклом Джексоном всех в радиусе ста метров. Она исписала фломастером окна, истыкала обои булавками, прикрепляя черно-белые картинки из принтера к стенам. Когда мы с подругой как-то вечером подняли дискуссию о врачебной халатности, она ворвалась в кухню и с трагическим лицом поддержала разговор: "А вы знаете, как убили Майкла Джексона?" Так в колыбели человечества зарождается страсть. Но когда квартиру сотрясают звуки Smooth Criminal, я понимаю, что выполнила материнскую программу.

Как я могла не обучить ее лунной походке? Благо, есть ютуб и аматары, которым не в падлу делать это медленно. Я помню тот вечер, когда у нас обеих стало получаться скользить назад пятками по паркету. Опьяненная собственным успехом, я допустила роковую ошибку: предложила Катиной учительнице в школе отправить дитятко на конкурс "Алло, мы ищем таланты" с танцем Майкла Джексона. Так как ребенок не может держать язык за зубами, то назавтра танцевать Майкла Джексона захотел весь класс. Я с ужасом думала о том, что в ближайшие два месяца придется переквалифицироваться в приходящего хореографа. К счастью, самой стойкой в классе оказалась мама Вика, она согласилась водить свою дочь Сашу ко мне домой. И тут я поняла, что лажанулась. Попробуйте сами научиться двигаться как Майкл Джексон, потом взять двух 8-летних девчонок, натренированных на танец маленьких утят, и проделать с ними то же самое. Мы начинали с классики. На Billie Jean стала очевидна нелепость затеи, потому что сам Майкл был метеор, за которым хрен повторишь что-то кроме этюда с промежностью. Плавно перешли на Bad. В ютубе есть ролик "I'm fat" - вот там те же движения, только их танцуют толстяки. Катерину тошнило от этого видео и самой затеи. Наконец, я нашла флеш моб каких-то школьниц с танцем зомби. Начали репетировать Thriller. Я смотрела на двух пленных румынов, Катерину и Сашу, которые по первой не попадали даже в ритм, и понимала, что зря родилась на свет. Я же нифига не хореограф!

Танцоры напоминали мне тюленей в аквапарке. Они повторяли за мной движения Майкла ровно пять минут, а потом бежали жрать. Они сметали все: фрукты, орехи, гренки, сухие завтраки Несквик. А потом надо было тянуть их репетировать силком. Я орала на них, я гнала их от айпада в балетный класс, которым стала моя спальня со свернутым ковром, засунутым навечно под кровать. Я говорила им, что даю им единственный шанс повернуться жопой к директору школы и прошагать: раз-два-три-четыре, прыжок, плечо, голова! Я учила их выражать эмоции, пусть зомби, не важно, но это должны были быть самые крутые зомби в истории гимназии! Я готовила пасту и двигала бедрами как Майкл Джексон. Я высохла до кубиков на животе, и мама Вика, глядя на это безобразие, стала делать по 50 приседаний в день и качать пресс. Она приходила к нам домой и со счастливыми глазами говорила, что на ней все шмотки болтаются. Я почувствовала, что начинает получаться.

В канун шоу мама Вика сшила девочкам по алмазной перчатке. Когда они оделись для финальной репетиции, Катерина забыла о том, что она ученица 3 "А" класса. Она была Майклом Джексоном. Продемонстрировала феерический разворот на 360 градусов перед зеркалом, и все. Камень упал с души. Их номер назывался "Майкл Джексон Форева". Как раз шел сразу после "Купалiнки" и песенки "Куда уходит детство". Катерина порвала лунной походкой зал. Я не думала, что учителя умеют кричат: "Уууууааааа!" как фан-зона на концерте. Я была готова прослезиться от гордости, но такие несгибаемые матери ведь прячут розовые сопли. Только музыка, только рок-н-ролл! Вот моя гордость и моя кровиночка сразу после триумфа:



А это они вместе с Сашей, сразу после танца - в столовую! Тюленики утоляют жажду.

Литсо

Модель из меня никакая. Это было еще понятно в 17 лет, когда модельный бизнес нанес мне глубокую душевную травму. Травма связана с одним агентством, которое настояло на обучении в своей школе. Типа с моим ростом в 168 см мне что-нибудь светит. История закончилась странно. После одного из кастингов мне сделали предложение работать в московском клубе "Распутин". Как им попали мои фоты - хрен знает. Меня не пустила мама и мой тогдашний бойфренд. Хором сказали, что меня там заставят заниматься консумацией, проще говоря, выебут ни за что. Так карьера модели накрылась медным тазом. И все равно. Каждый фотограф, которому приходит в голову меня фотографировать, хочет смелости. Стоять в чем мать родила и смотреть, откуда вылетит птичка. А я не хочу смелости, пусть и понимаю, что единственная польза от меня в визуальном плане - вот эта чувственность, завязанная на губах и сиськах. Но когда ты всю жизнь живешь с тем и другим, когда на тебя вот такую малые дети смотрят, ты воспринимаешь себя проще.

В зеленые годы мне хотелось быть андрогином, пиратской копией Одри Хепберн и мечтой педофила. Не Памелой Андерсон, мечтой задрота. Фотографы моего необузданного лица избегают, видно, линза треснет, потому что ноздри по-любому завалены, как ты ни снимай. Я в жизни видела только одну свою фотографию, от которой фанат симметрии Эркюль Пуаро не получил бы нервный тик. Дело было так. Мы ждали в холле гостиницы группу "Сплин", как вдруг вышел их звукорежиссер, не говоря ни слова с потусторонним видом достал из рюкзака объектив. Я конечно физиономию отворачивала в кадку с искусственной пихтой, а он все ходил кругами, а потом выбрал момент - и раз, показывает мне, что в фотоаппарате получилось. Я обомлела. Там была Кейт Мосс. Говорю: "Как это возможно?" Он отвечает: "У меня жена - лучший фотограф Москвы, кое-чему меня научила". До сих пор рыдаю по ночам, что застеснялась тогда у механика "Сплин" адрес попросить, чтоб фото выслал.

Хорошо, в Минске есть мужчина Василий Андреев, крутой дизайнер. Так как у меня большие планы на белорусскую журналистику, мы сторговались следующим образом: он отвечает на мои вопросы, а я прихожу к нему в студию в назначенный день в черном платье. Я предупредила, что не модель ни разу. Его это не парило. Ну, я переоделась, присела в своем платье на краешек стула и сделала вид. А Василий подошел и так бац - ладонью мне в лоб: "Лицо держи параллельно камере". Во мне автоматом включился работник модной индустрии, и Андреев сделал наверное кадров шестьсот. "Покажи язык, на лицо волос накидай, теперь убери, да, выше голову, дыши - грудь!" Причем, глаз горит, видно же, что одержимый. А страшной бездушной камеры не видно. Ему наверное попутчики в поезде всегда свою жизнь пересказывают. А я такая, заслуженный пиарщик, полуписатель и недобитый редактор, с одной стороны думаю: черт возьми, строит меня как несовершеннолетнюю модельку. С другой стороны, круто же! Разумеется, на снимках вышло софт порно. Вот так:

Трудно быть Боуи

В мире так мало фотографий, жалящих в самое сердце. Именно таким для меня стал снимок Дэвида Боуи, писающего в тостер. В фотографии есть все: страсть, герой и надрыв. Писающий мальчик погибает от удара током, а музыка продолжает жить - чем не памятник наших дней? И если кому-то позарез надо отлить Боуи в бронзе, то старичок вроде как сам справился. Главный вопрос: что у него было в голове, когда он согласился принять столь авантюрную позу? Не говорите, что литр виски, потому что Боуи выглядит бодряком. Фотограф гнет свою линию. Эй, Дэвид, давай ты нассышь в тостер, чтобы эти буржуи, которые любят поджаренный хлеб, услышали твой адский хохот. После акта Боуи в упомянутом на снимке тостере получались хлебцы с ликом, явственно означенным разноцветными глазами. А может быть, Дэвид Боуи изображает наглеца официанта, который плюнул нам вчера в сэндвич, а мы и не заметили? Потому что Боуи можно, а официанту нельзя. Надо быть ханжой, чтобы заретить Боуи писать туда, куда ему вздумается. Желающий может увидеть на снимке даже член Дэвида Боуи, но это чуть больше информации, чем мне хотелось донести. Я попала на этот снимок после того, как долблась неделю с организацией праздника бытовой техники, и видно подсознательно хотела сделать, как Боуи, потому что последний здорово поднял мне боевой дух.

Celeb-shots-9

Девочка-дебилка

Не могу понять, почему во мне столько радости от кофт со стразами. Тут я совсем дебилка: вот так не зная, каким будет завтра твоей страны, надеваешь с утра стразы как первый смельчак на деревне, и фигачишь в мир, пусть идти, если поразмыслить, особо некуда.

Еще лет десять назад у меня в плане страз был стерильный вкус, я в институте носила гимнастерку и юбку в пол, сшитую из офицерского сукна. А теперь плюнула, потому что больше не вижу вокруг себя дур в стразах – я ведь из институтов выросла, а в офис не хожу. Тут надо сказать, что я когда-то сильно увлекалась брендами. Первой моей модной вещью была идиотская шелковая пижама от альберты феррети, с расшитым верхом, купленная в минском бутике – идиотская потому, что ее невозможно было надеть никуда в клуб. Пижама не имела смысла, как истинная роскошь. В ней можно было только ложится спать. Но ее продавали со скидкой в 90%, и мне даже не пришло в голову, что на эти деньги можно нормальное платье купить. За годы шелк поистерся, но я до сих пор беру пижаму с собой в поезд – чтобы было не как банальная «чыгунка», а как шанхайский экспресс.

После покупки пижамы я растворилась в бессмысленном очаровании моды. Я как-то умудрилась купить сапоги из кожи мертвой коровы (вот прямо в бутике рассказали, что производитель не убивал эту корову, а нашел труп, потому и голенище грубое с зеленцой ) за $400, зарабатывая в месяц 250$. Кризис маньячеству наступил многим позже, когда я стала мыть пол в доме майкой версаче – потому что она была большая, и сшита из такой ткани, на которую мокрая пыль чуть сама не напрыгивала. Но это было нарушением правил, я с этой тряпкой как-то быстро забыла, в каких бутиках и когда распродажи. Наверное, к тому моменту у нас с модой уже все было. Кроме конечно страз с пайетками – из-за моего ошибочного представления о собственном хорошем вкусе. Скорее всего, стразы – это все, что у нас осталось сегодня. Пусть Бог смеется над всеми планами, но, набрав в грудь воздуха, можно напялить дурацкие блестки, чтобы музыка любой новой дерзкой мысли звучала громче. Это как тупая храбрость, как пир во время чумы напополам с желанием напоминать миру золотую рыбку.

Про золотых рыбок я вообще-то узнала давече в Брянске. Там я познакомилась с платьями Ренаты Литвиновой. Весь Брянск знает, что артистка сотрудничает с какой-то Зариной, которая шьет платья. Сама Рената Литвинова в них фотографируется. От нечего делать, мы поперлись смотреть эти платья через два оврага. Платья были дешевые, как во сне. И не менее роскошные, чем моя первая дизайнерская пижама. Я читала, что современному дизайнеру надо шить так, чтобы то, что дорого стоит, смотрелось бедным, и наоборот. На этих каруселях вертится весь мир. Без меня платье Ренаты Литвиновой выглядело идеально. А со мной внутри оно превратилось в одежду для девочки-дебилки. Как водится, в магазине по этому поводу был устроен ржак. Ну, что это так и надо, потому что Рената Литвинова – золотая рыбка, а ее целевая аудитория – девочка-дебилка. В конце концов, Ренате Литвиновой все надоест и она спросит: «Девочка, а ты не могла купить себе за эти деньги нормальное платье?» А девочка-дебилка страшно удивится: «А фто, можна?»

Мне немного жаль, что я уехала из Брянска без платья. С другой стороны, я могу быть золотой рыбкой и так, разгуливая в своих стразах или чешуином пальто, а потом исполняя себе самой желания. Потому что рано или поздно любая девочка-дебилка начинает чувствовать, чего хочет. А что касается страз, то они - как слезы. То есть очищающее душу действие. Надо сказать, я плакала на тему моды только один раз. Правда, от смеха. Когда дочери было четыре года, я решила обрадовать ее информацией о том, что у нее джинсы дольчегаббана. Она пришла в садик и с гордостью сказала девочкам: «Знаете, какие у меня джинсы? Джанни Родари!»