Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Шутка Руслана Вашкевича

Я очень хотела быть напечатанной с Адамом Глобусом на одной странице. Потому что этот лучший современный белорусский демонический писатель, живой и чувствующий все да дрыжыкаў. Цитата писателя Глобуса у меня висит на липкой розовой бумажке над столом, и в моменты неверия в себя я читаю ее и чувствую, как внутри закипает воля. "Хiба крыж на саборы не для голуба?" Я написала странную колонку в газету "КГ" ради соседства с писателем. Но с нами на странице оказался художник Руслан Вашкевич, то есть его картина из проекта ХЭ. Ну, Руслан взял мою голову и подставил вместо головы девочки, и Адама Глобуса тоже подставил. Вот что вышло:



То есть я тут сама как голубь - у Адама Глобуса на ручках. Это как у меня была подружка Вероника, которая увидела в кафе баскетболиста и задохнулась от восторга: "А теперь вы не могли бы вы взять меня на руки?" Только мы тут находимся в никотиновой зависимости, но это не я виновата, а картина Руслана Вашкевича "Малыша карандаша закурили не спеша". Я очень тепло отношусь к художнику Вашкевичу, люблю его за хулиганство и за "мускулистые мозги", и мне жаль, что шутка Руслана в газете "КГ" не прошла цензуру. Однако жизнь всегда нам дает больше, чем мы ждали. Хiба не так? Вот оригинал картины, из газеты:

Куда идет зайчик

Мне предложили поработать в детском издательстве. Идею подкинул Андрей Остроумов. Мало того, что он писатель и виртуозно владеет матюками, так я еще и очень ценю момент, когда мужчина участвует в моей судьбе. В детском издательстве он подрабатывает сам. Я спросила: «А что ты там делаешь?» Его ответ меня просто окрылил. Андрей сказал: «Мне дают задание, например, зайчик куда-то пиздует, и надо сочинить, кого он по дороге встретит». Я чуть со стула не свалилась от радости. Зайчик – пиздует! Это показалось мне самым осмысленным движением в мире.

Я стала звонить в детское издательство. Насколько я понимаю, это довольно прибыльный бизнес. По всему Минску сидят белорусы и фигачат для детей книжки. Макеты уходят на печать в Китай. Ясный пень, белорусские дети не видят этих книг. Издательство продает права в Россию, переводит книжки на румынский и болгарский языки. Таких издательств в Минске тьма. Я вспомнила, что подобным бизнесом даже занимался один мой дальний родственник. А, увлекшись темой, нарыла у дочери в шкафу книжку, которую ей подарили в Москве. Там в выходных данных были указаны имена четырех моих преподавателей с журфака, включая загадчыка кафедрой радио и телевидения. То есть сама перспектива писать для детей от нуля до восьми лет выглядела для меня в тот момент, как сама судьба. Ну не телевидением же в Минске заниматься, ей Богу.

Я стала думать о том, куда пиздует зайчик. Пошла в издательство, но мне там сказали сделать еще более неожиданную вещь - макет книжки для тех, кто вообще не умеет читать. Детей надо развлекать по максимуму. Лучше всего, когда в состав книжки входят разные кнопки, трафареты, наклейки, ручки-крутелки, песенки, пазлы. Мотив: увлечь все пять чувств дитятки и избавиться от него хотя бы на пятнадцать минут. Я задумалась о своей дочери. Она только что научилась читать по слогам и писать печатными буквами «мама», «цульпан» и «могозин». Какую книгу ей предложить? Я часто рассказываю ей за обедом, откуда пошли помидоры, динозавры и прочее на планете земля. Я решила, что если сама книга напоминает бабочку, то офигенно будет: раскроешь страницу – а там не буквы, а крылья. Ребенок навсегда запомнит, как выглядит бабочка Мертвая голова, тьфу, это не совсем детское название, но мир что, другой? Мертвая голова – хитрющая тварь, она ворует мед  у пчел и пищит при этом как их царица, отчего пчелы цепенеют.  Другие бабочки живут на какашках. Я была полна надежд. И как-то совершенно забыла о том, что последнюю бабочку вырезала классе в четвертом. Меня захватил тот факт, что у бабочки Стеклокрылки прозрачные крылья, и мне пришло в голову вставить между картонных страниц целлофан. На следующий день разукрашка с целлофаном окуклилась, и мне пришлось подклеивать все это изнутри и класть поверху стежки, чтобы макет не топорщился. Чиркая все это фломастером, я думала: ну вот я нормальный человек? Хорошо, хоть Катерина фломзиков не зажилила. Я разукрашивала в синий цвет бабочку породы Морфо и думала о том, что чем черт не шутит – Нестеренко ведь ушла в балет после оглушительного дизайна журнала «Доберман», может и мне пришло время переквалифицироваться в учителя труда? В принципе то, что я пыталась сделать, делает любой редактор мира, только с живым дизайнером и для аудитории постарше.

Между тем, я представляла себе глаза тех, кому принесу эту бабочку. В этих глазах можно будет все про себя прочитать. Но они посмотрели и сказали – «Круто! А теперь сделайте все то же самое, но в меньшем формате!» То есть картон, целлофан, фломастеры - начинай всю дурь сначала. Зато меня возьмут на работу. Я хотела крикнуть: переместите меня из корпуса поделок в писательский отдел, где зайчик пиздует, потому что если я буду клеить из картона книжки про бабочек, я сойду с ума. Но вместо этого спросила: «А то, что я сделаю в меньшем формате, пойдет в печать?» Они ответили: «Не факт. Это нужно, чтобы вас взяли на работу. Вы же хотите, чтобы вас взяли на работу?» Я до сих пор не знаю, что на это ответить.